Среда, 11 Октябрь 2017 16:14

Мухтар Ауэзов и татары*. Доклад Х.Ю.Миннегулова

Оцените материал
(1 Голосовать)

 

НА ЮБИЛЕЕ МУХТАРА АУЭЗОВА

В первой половине и в середине ХХ века, в  результате плодотворной деятельности Магжана Жумабаева, Сакена Сейфуллина, Беимета Майлина, Сабита Муканова, Ахмета Байтурсынова, Габита Мусрепова, Габидена Мустафина и многих других мастеров пера, казахская литература  добилась больших успехов и заняла одно из ведущих  мест в тюркоязычном мире.  Среди этой  плеяды писателей особенно выделяется Мухтар Ауэзов (28.09.1897 – 27.06.1961) -  прозаик, драматург, публицист, переводчик, ученый (профессор, академик),  общественный деятель, лауреат Ленинской и Государственных премий. Его эпопея об Абае вошла в мировую классику, считается своего рода энциклопедией  не только о великом поэте, но и всего Казахтана, казахского народа.

М.Ауэзов родился  и вырос в семипалатинском крае, начальное образование получил в татарском медресе, всю жизнь общался с нашими  соплеменниками. Примечательно то, что мать его сына Мурада Ауэзова – известного ученого и  общественного деятеля – Фатима ханым Габитова (1903-1968) -  татарка, внесшая  значительный вклад в развитие образования в Казахстане.

По случаю  120-летия со дня рождения  Мухтара Ауэзова в начале октября на его малой родине состоялись различные мероприятия, в которых,  наряду с сыном писателя Мурадом и др., принимал участие профессор КФУ Хатип Миннегулов: посещал музеи писателя, педколледж,  носящий имя М.Ауэзова, встречался с учеными, студентами,  возложил цветы на памятник писателя… 6 октября на пленарном заседании Международной конференции, которая прошла в Актовом зале госуниверситета имени Шакарима  в Семипалатинске, сделал доклад на тему «М.Ауэзов и татары». Выступление казанского профессора вызвал большой интерес у участников конференции, текст его доклада  был опубликован в печати  и звучал  по  эфиру.

В дни пребывания в Казахстане  Х.Миннегулов посетил «Татарскую слободу» города Семипалатинска, ознакомился  с ее достопримечательностями; в «Татарской школе искусств» состоялась его встреча с татарскими активистами города.

 

 

 

 

Х. Ю. Миннегулов —

доктор филологических наук,

профессор Казанского (Приволжского)

федерального университета

 

Мухтар Ауэзов и татары*

 

(Классик казахской литературы, уроженец Семипалатинского края. Мухтар Ауэзов начиная с детства на протяжении всей своей жизни общался с татарами, знал их язык, культуру, литературу. Его сочинения широко распространялись среди татар, неоднократно переводились на татарский язык. В статье профессора Казанского федерального университета Х. Ю. Миннегулова речь идет о некоторых аспектах жизни и творчества М. Ауэзова в плане взаимосвязей казахского и татарского народов и их культур)

 

Каждый уголок, каждый регион огромного Казахстана имеет свои природные, исторические особенности, достопримечательности, славится своими талантами. В этом отношении особенно выделяется семипалатинская земля, в течение даже менее одного столетия давшая двух титанов словесного искусства Абая Кунанбаева (10. 08. 1845—6. 07. 1904) и Мухтара Ауэзова (28. 09. 1897—27. 06.1961) — ставших символами, визитными карточками своего народа, своей страны. Уникально то, что имена их начинаются с первой буквы алфавита, что они выходцы из одной местности (жайлау Каскабулак, нынешний Абайский район), первоначальное обучение получили в аульном и семипалатинском медресе, где тогда учителями, в основном, работали татарские мугаллимы. Хотя дальнейшая судьба этих талантливых личностей значительно отличается друг от друга, но главный смысл их жизни, основополагающее направление их деятельности остались едиными, на одной волне. Это — служение своему народу, борьба за гуманизм, за справедливость, за счастье людей. Парадоксально и удивительно еще то, что Абай и Мухтар Ауэзов и в отдельности великие творцы; но с стечением обстоятельств их писательская судьба в главном направлении накрепко соединилась, образовала своеобразный сплав, синтез, тандем, который, в свою очередь, создал художественный мир, поэтическую реальность, повышающие ценность их произведений, значимость деятельности этих авторов. Эпопея об Абае — это, с одной стороны, полнокровное олицетворение образа знаменитого поэта и мыслителя, с другой — энциклопедия бытия казах и дореволюционного Казахстана.

Возникает резонный вопрос: «Почему именно семейская земля дала таких великанов словесности, да и еще несколько десятков мастеров пера?» Этот вопрос я сознательно оставляю открытым. Отмечу лишь то, что природа, историко-этнические, социально-политические обстоятельства, видимо, сыграли значительную роль в этом феномене. Кроме того, следует напомнить, что этот регион был издавна на перекрестке торговых путей, Семей считался административным, торговым, культурным и образовательным центром этого большого края, его часто называли «литературным городом» Казахстана [1: 746].

По сравнению с татарами, у казах больше сохранились ментальность народа, веками выработанные обычаи, традиции. Одно из них — почитание старших, уважительное отношение к предкам, аксакалам, батырам, заслуженным людям. Оно особенно рельефно проявляется в чествовании акынов, писателей. Мне в августе 2015 года приходилось быть на 170-летнем юбилее Абая в Семипалатинске и на малой родине поэта. Впечатления, полученные на этих масштабных, ярких, живых мероприятиях, несмотря на уже двухлетней давности, все еще сохраняются. Я тогда на международной юбилейной конференции «Абай и мировая цивилизация», проведенной в университете им. Шакарима, сделал доклад на тему «Абай и татарская литература». Об этом великом поэте и о казахско-татарских литературных взаимосвязях мне в 2015—2016 гг. неоднократно приходилось выступать на научных форумах в Астане (Евразийский Национальный университет, Университет Назарбаева), Туркестане, Костанае. Тексты докладов напечатаны в сборниках конференций, в журналах Казахстана, а также в моей монографии «Тюрко-татарская словесность в контексте межлитературных связей», изданной в Казани в 2017 г. [2]. Кроме того, я был участником Международной конференции, проведенной Академией наук Казахстана в Алматы (25 сентября 1997 г.) по случаю 100-летия со дня рождения Мухтара Ауэзова. Я выступил там с докладом на пленарном заседании по теме «Мухтар Ауэзов и татарская литература», краткое содержание которого, кажется, опубликовано в сборнике материалов данной конференции [Кстати, на этом мероприятии принимал участие великий сын киргизского и татарского народов Чингиз Айтматов, который тепло поздравил меня с успешным докладом]. В конце 90-х годов мне приходилось опубликовать две статьи об М. Ауэзове [3; 4: 281—295], в которых жизнь и творчество данного писателя более подробно рассматриваются в контексте межлитературных связей. Учитывая наличие своих публикаций об Абае, М. Ауэзове, о казахско-татарских взаимоотношениях, в этом докладе я лишь в тезисной форме остановлюсь на некоторые аспекты поставленной темы.

Несмотря на отдельные невзгоды, препятствия, М. Ауэзов провел яркую, завидную для многих жизнь: учился в престижных Ташкентском и Ленинградском университетах [5: 278—302], занимал различные высокие официальные и общественные посты, прославился не только как прозаик, но и как драматург [автор более 20 пьес), переводчик, публицист, ученый (профессор, академик...). Недавно ознакомился с трилогией Турсына Журтбая [которую подарил мне автор в дни культуры Татарстана в Астане (6—7 июля 2017 г.)] «Боль моя, гордость моя — Алаш!» [1], где документально, довольно-таки полно отображена общественно-политическая и литературно-культурная жизнь казах и Казахстана первой половины, точнее второй четверти ХХ века. Сколько судеб, сколько страданий! Третья книга данного издания (в объеме почти 500 страниц), в основном, посвящена автору «Абая». Поражает то, что М. Ауэзов, несмотря на аресты, тюрьмы, преследования, клеветы, не сгибался, остался верен своему писательскому долгу, своему народу. Поэтому, несмотря на невыносимые трудности, преграды, он мужественно творил, смело шагал вперед.   Уже более полувека М. Ауэзова нет среди нас. Но его творения живут, волнуют и читателей XXI века. Этот великий писатель, наряду с Ч. Айтматовым, давно уже стал настоящим классиком не только тюркоязычных народов, в том числе и татар, но и всей мировой литературы. Это — огромное счастье для мастеров пера. Необходимо отметить, что казахстанские ученые очень много сделали в изучении и пропаганде наследия М. Ауэзова. Выпуск академического собрания сочинений в 50-томах — это громадный труд и дань уважения своему классику.

Как известно, казахи и татары — родственные тюркские народы — имеют многовековой опыт общения, взаимосвязей в различных областях. Они неоднократно жили и в составе одних и тех же государств (Российской империи, СССР...). По воле судьбы, особенно после утери своей государственности, в период колониального гнета, в советские годы татары были разбросаны по просторам Евразии, в том числе и Казахстана. В частности, уже XIX века и в первой трети ХХ столетия значительное количество наших соплеменников жило, наряду с Кызылъяром (Петропавловским), Костанаем, Уральским, и в Семипалатинском крае. Здесь в одном только Семее в 1887 году «численность татар... составляла 22,8 процента от общего количества населения» [6: 74]. Наши соплеменники в основном, занимались торговлей, некоторые имели кожевенные, мыловаренные, кирпичные и другие предприятия. «Мусины стояли у истоков пароходства на р. Иртыш. В 1908 году на пристани верхнего Иртыша насчитывалось 46 пароходов и 87 барж, из них две трети принадлежали Л. Мусину» [7: 73]. Татары открывали школы, строили мечети, организовывали различные благотворительные общества. «

++В Семипалатинске уже в 1863 году действовали 9 частных татарских школ почти с 500 учащимися» [7: 9]; к началу ХХ века количество татарских медресе и мектебов достигло 12, в трех из них начальное образование получали и девочки [6: 73]. В предоктябрьские годы в Семее успешно действовало книготорговое товарищество «Ярдэм», который занимался реализацией татарских изданий, в то же время он и сам выпускал книги. В частности, некоторые книги Шакарима (1858—1931) увидели свет при непосредственном участии «Ярдэм». В 1917—1919 гг. в Семипалатинске издавались татарские газеты «Халык сүзе», «Эшче халык сүзе». В первые десятилетия в городе успешно действовали татарские самодеятельные театры, концертные группы.  В 1913 году здесь наши соплеменники организовали первую футбольную команду Казахстана «Ярыш», в составе которой играл и будущий автор «Абая» [6: 74].

Все эти упомянутые факты и сведения показывают, что М. Ауэзов, как и Абай и его племянник Шакарим родился и вырос в казахско-татарской среде, тесно общался с нашими соплеменниками, знал их язык, быт, культуру; первоначально учился в татарском медресе, и впоследствии среди его учителей были и татары; как и многие свои сородичи стал и уважаемым зятью нашего народа. Мой тесть Тауфик Хасанзянов — коренной семипалатинец — часто упоминал о своих встречах с Мухтаром Ауэзовым, о его знании татарского языка. В годы учебы, работы в Ташкенте, особенно в Оренбурге будущий классик казахской литературы тесно общался с татарами. Есть устные сведения о том, что М. Ауэзов в Ташкенте слушал лекции и известного тюрко-татарского литературоведа А. Саади. Встречи с нашими соплеменниками продолжались у него и в последующие годы. Размышляя о взаимоотношениях Мухтара Ауэзова с татарами, современный казанский ученый, профессор Нурмухаммет Хисамов пишет следующие слова: «Его творчество и общественная деятельность были тесно переплетены с жизнью и культурой татар. То, что в его эпопее «Путь Абая» так любовно и уважительно описываются представители татарского народа, отражает объективно историческую действительность, когда жизнь и судьба казахского народа по-братски тесно были сплетены с татарским народом. В романе это проявляется и в общем пафосе повествования, и в авторских ремарках к эпизодическим персонажам» [8: 330].

По воспоминаниям Баки Урманче, Амирхана Еники, Мухаммада Гайнуллина... М. Ауэзов хорошо знал татарскую литературу, особенно творчество Г. Тукая, Г. Ибрагимова, Ф. Амирхана, Ф. Карими и других. В его литературно-критических статьях, в курсе лекций, прочитанных в МГУ, в публицистике ярко проявляются осведомленность, компетентность автора «Абая» в вопросах татарской словесности, роли ее в тюркоязычном мире, а также в СССР.  Он был в дружественных отношениях с Г. Башировым, К. Наджми, Г. Абсалямовым, А. Файзи и некоторыми другими татарскими писателями. Положительно оценивая роман А. Файзи «Тукай», М. Ауэзов высказывает и свои пожелания в плане более масштабного изображения поэта, о создании большой эпопеи о Тукае [Журнал «Совет әдәбияты». — 1961. — № 4. — С. 150].

Очень результативными были творческое сотрудничество с художником Баки Урманче, Латифом Хамиди. Символично то, что картины татарского художника в том числе и портрет писателя висят на самом видном месте музея М. Ауэзове в Алмате.

Многим известно, что в 1957 году Мусы Джалилю за цикл стихотворений «Моабитская тетрадь» было присуждена самая высокая награда СССР — Ленинская премия. Процесс выдвижения и обсуждения этой кандидатуры был непростым. В тем, наряду с Гафуром Гулямом, большую роль сыграл М. Ауэзов, за что татарский народ особенно благодарен этому великому казахскому писателю, уроженцу Семипалатинского края. 

Между прочим, о взаимоотношениях М. Джалиля и М. Ауэзова имеется интересная статья казахстанского ученого, доцента Шымкентского пединститута Фатиха Фаткуллина, опубликованная на страницах журнала «Казан утлары» (2011. — № 2) [9: 168—172], в который приведены интересные высказывания автора «Абая» о М. Джалиле, о татарском словесном искусстве, о татарах, а также «о хорошем знании Мухтара татарского языка».

Наши соплеменники, в первую очередь, проживающие в Казахстане в той или иной степени уже с 20—30 годов знали М. Ауэзова и его творчество, читали его сочинения на казахском и русском языках. Наибольшую известность он получил в середине прошлого столетия в связи с переводом его эпопеи на татарский язык. Первое издание (первая книга) вышло в 1957 году, а второе — в 1960 году (в объеме 700 стр.). Эти книги до сих пор считаются любимыми произведениями татарской читательской публики.

Эпопея об Абае с казахского на татарский язык переведена Сарвар Адгамовой (1901—1978) — известной писательницей, автором ряда оригинальных и множества переводных сочинений. Она — уроженка города Троицка — хорошо знала язык, фольклор, быт казах. Ее муж — крупный татарский писатель и поэт, общественный деятель Кави Наджми (1901—1957) в 1910—1917 гг. жил в Актюбинске, был осведомлен в языке, словесном искусстве казахского народа. Впоследствии часто общался и с автором «Абая». После публикации эпопеи на татарском языке. М. Ауэзов сразу отправляет такую телеграмму на имя С. Адгамовой «Глубокой благодарностью сообщаю (о) получении книги, письма вашего. Читаю перевод. В ближайшее время напишу (в) подробностях Сердечным приветом Мухтар Ауэзов» В другой телеграмме 1960 года автор «Абая» высоко оценивает огромный труд С. Адгамовой, вложенный в перевод, сердечно благодарит ее за неоценимую деятельность» [4: 292—293].  

Есть и переводы некоторых других сочинений М. Ауэзова осуществленные А. Хамидуллиным и др. на татарский язык. Но, к сожалению, их еще недостаточно. В переводе произведений М. Ауэзова с казахского на русский язык принимала участие писательница-татарка Гайша Шарипова (1901—1969).

Имеется ряд материалов, высказываний об Абае, относящихся к перу татарских авторов. В них высоко оценивается творчество писателя, подчеркивается его роль в развитии не только казахского словесного искусства, но и всей многонациональной советской, в том числе и татарской литературы. В частности, известный татарский ученый Мухаммад Гайнуллин (1903—1985) в своей статье «Среди казахских друзей» (1959) [10: 159—166] делится своими впечатлениями от участия на IV съезде писателей Казахстана, называет автора «Абая» «одним из талантливых писателей современности»; приводит следующие слова М. Ауэзова: «Меня воспитали три матери: первая — казахское народное творчество, остальные две — русская и татарская классические литературы». Этнически татарин, классик башкирского словесного искусства Мустай Карим на торжественном вечере, посвященном 90-летии М. Ауэзова (25. 09. 1987, Алматы) сказал: «Судьба подарила мне десяток лет хотя не постоянного, но близкого общения с Мухтаром Омархановичем. На мою долю выпало счастье испытать влияние его незаурядной личности. Он был подлинным интеллигентом, аристократом духа, потому в общении не нагибался к тебе, а подтягивал ближе к себе, своей высоте» [11: 29].

Татарский литературовед Хасан Хайри (1910—1994), уроженец Казахстана, неоднократно встречавшийся с автором эпопеи в статье-некрологе «Наш близкий друг» очень теплыми, емкими словами характеризует М. Ауэзова, считает его «самым близким другом татарской литературы, радующимся ее успехами, беспокоившимися ее неудачами». Автор статьи подчеркивает, что этот писатель публично высказывал свои справедливые мысли, всегда уважительно относился к творчеству Тукая, Г. Ибрагимова, М. Джалиля, К. Наджми, Н. Исанбета и др. По словам Х. Хайри, М. Ауэзов был человеком широкой души, искренен, внимательной личностью [3: 150]. 

С целью выяснения отношений современных татарских писателей к М. Ауэзову, при подготовке данной статьи я обратился к двум наиболее известным мастерам пера, лауреатам Госпремии имени Г. Тукая Радифу Гаташу (с 1941 г. рожд.) и Ркаилю Зайдулле (с 1962 г. рожд.) — кратко, в письменной форме изложить свои раздумья об авторе «Абая» (за что я очень благодарен им). Оба они отмечают, что Мухтар Ауэзов великий писатель тюркского мира. Его произведения оказали большое влияние и на развитие татарской литературы. И Р. Гаташ, и Р. Зайдулла подчеркивают тесные, даже семейные связи М. Ауэзова с татарами. По мнению Р. Гаташа, жизнь и деяния отважной дочери татарского народа Фатимы Габитовой (1903—1968) достойны дастанам, а ее сын Мурад Ауэзов (с 1943 г. рожд.) — крупный ученый, общественный деятель — успешно продолжает традиции своего отца. В отзыве Р. Зайдуллы приведены слова М. Ауэзова высказанные при встрече с А. Еники: «Тукай, Галимзян (Ибрагимов) не только ваши, но и наши учителя. В нашей казахской литературе есть писатели, воспитанные только на татарском словесном искусстве». «Народный поэт Татарстана», переводчик стихотворений Магжана Жумабаева на татарский язык Радиф Гаташ озаглавил свой отзыв «Роман Ауэзова сделал меня поэтом» («Әүэзов романы шагыйрь итте»). Он вспоминает как на него в юношеские годы повлияли эпопея об Абае и роман А. Файзи «Тукай». Р. Зайдулла в конце своего отзыва пишет, что М. Ауэзов со всеми подробностями отображал прошлое казахского народа. Оно поучительно для всех тюрков. Мы должны быть едины, вместе.

*          *          *

И Абай, и Мухтар Ауэзов, и алашевцы, и многие представители казах мечтали о свободе и процветании своего народа, о его будущем, судьбе. В советский период, несмотря на различные трудности и ограничения, Казахстан в статусе союзной республики добился значительных успехов во всех областях жизни. А после приобретения независимости за короткий срок стал полноправным членом мирового сообщества, возрос его авторитет; казахский народ получил полную возможность развивать свою национальную культуру, образование. Мы внимательно следим за вашими успехами, трудностями, радуемся и волнуемся с вами. Примечательно то, что в последние десятилетия традиционные взаимосвязи казахского и татарского народов, Казахстана и Татарстана еще более усилились. Особенно это рельефно проявляется в области науки, культуры, литературы. Проводятся совместные мероприятия, реализуются различные проекты. Еще более возрос взаимный интерес к нашим литературам. В частности, только за последнее годы на татарский язык переведены произведения Магжан Жумабаева,  Мукагали Макатаева [12: 153—157], Тулена Абдиколы, Нурлана Оразалина, Галима Жайлыбая и некоторых других. В свою очередь, современному казахскому читателю доведен ряд сочинений татарских авторов. Исходя из исторического опыта, учитывая и современные реалии, мы должны и обязаны и дальше развивать наши традиционные взаимосвязи, узы братства, плодотворное сотрудничество.

 

 

Литература:

1. Турсын Журтбай. Боль моя, гордость моя — Алаш! Трилогия.   Астана: Аударма, 2016. — 1104 с.

2. Хатип Миннегулов. Тюрко-татарская словесность в контексте межлитературных связей: Монография. — Казань: Яз, 2017. — 360 с.

3. Хатыйп Миңнегулов. «Без электән тылмачсыз да аңлашкан» (О М. Ауэзове и взаимосвязях казах и татар)//Еженедельник «Мәдәни җомга» (Казань). — 19. 09. 1997.

4. Хатыйп Миңнегулов. Мохтар Ауэзов һәм татар әдәбияты  /В книге Х. Миннегулова «Дөньяда сүземез бар». — Казан. Татар. кит. нәшр., 1999. — 281—295 б.

5. В статье Уалихан Калижанова «Студенческий Петербург Ауэзова», написанной на основе архивных данных, имеются интересные факты и сведения о жизни автора  «Абая» [Уалихан Калижанов. В потоке времени. — Адматы, 2014. — С. 278—302.

6. Татары Казахстана. Иллюстрированный энциклопедический справочник. — Казань: Институт татарской энциклопедии..., 2016. — 480 с.

7. Татары в Казахстане: Энциклопедический словарь /Под редакцией Г. Т. Хайруллина. — Алматы: ИД «Мир», 2011. — 220 с.

8. Нурмөхәммәд Хисамов. Хәтер сагында... — Казан: Мәгариф, 2004. — 641 б.

9. Ф. Фәткуллин. Мохтар Әүэзов һәм Муса Җәлил: әдәби багланышлар тарихы//Казан утлары. — 2011. — № 2.  — 168—172 б.

10.  Мөхәммәд Гайнуллин. Казакъ дуслар янында/Сб. «Дуслыкта — көч». — Казан, 1973. — 159—166 б.

11. Муктар Ауэзов и современная   литература.—Алма-Ата: Наука, 1989.

12.  Роберт Миңнуллин. Казакъларның йөз аклыгы: Мукагали Макатаев шгырьләре// Казан утлары. — 2017. — № 9. — 153—157 б.

13. Хәсән Хәйри. Якын дустыбыз//Совет әдәбияты. — 1961. — № 7.

 

 *Доклад на Международную научно-практическую конференцию «Наследие Мухтара Ауэзова и духовное возрождение, посвященной 120-летию выдающегося писателя нашей эпохи Мухтара Омархановича Ауэзова (5—7 октября 2017 г., госуниверситет им. Шакарима, г. Семипалатинск).

Прочитано 1310 раз Последнее изменение Пятница, 13 Октябрь 2017 13:46
Союз писателей РТ